Опубликовано на: Пт, Мар 7th, 2014

Просто Марина

Поделиться этой
 Рита и Антон – мамина гордость и надежда: дочь учится на пятёрки и уже умеет делать искусные причёски, а сын радует успехами в спорте и помогает родителям дома  /Фото Екатерины ТЕРЛЕЕВОЙ/

Рита и Антон – мамина гордость и надежда: дочь учится на пятёрки и уже умеет делать искусные причёски, а сын радует успехами в спорте и помогает родителям дома
/Фото Екатерины ТЕРЛЕЕВОЙ/

      Если кто думает, что Маринины щёточки, массажки, расчёски, щипцы и па­рики – лишь банальный набор парикмахера, он так же далёк от истины, как я, например, сейчас от Парижа. Все эти разнокалиберные ухищрения для на­ведения женской красоты, бережно разложенные и развешанные по всему периметру маленькой парикмахерской, – инструменты осуществления дав­ней мечты и помощники в реализации мечты новой, прекрасной.

      Русские женщины Марининого поколе­ния в детстве все как одна смотрели милую «мыльную» эпопею про «Просто Марию».

      Простая девушка из трущобы только трудом и упорством пролагает себе дорогу: начинает свой бизнес с обычной швеи и вырастает в из­вестного дизайнера. У баландинской девуш­ки Марины Поляковой, как кажется, думать о каких-то деловых перспективах шансов было столько же, сколько изначально у киношной Марии – то есть ноль. Почти сразу же после школы выскочила замуж за хорошего мест­ного парня, родила детей и завязла в боль­шом подсобном хозяйстве. Так и текло её бы­тие не спеша: деревенские красоты, мирная устоявшаяся жизнь, семейные хлопоты. Но параллельно с этим занозой в подкорке си­дела мечта. Бывают такие мечты у внешне спокойных женщин-домохозяек, присмотри­тесь внимательнее – они время от времени пробегают в женских очах таинственными ис­крами и туманами. И потом не спрашивайте: откуда оно всё взялось? Загадочные глуби­ны женской сущности, они такие.

      Маринина мечта напоминала о себе, зу­дела и ждала ещё с той поры, как девушка после школы не доучилась на парикмахера. Она почувствовала своё время, когда подрос­ли дети Антон и Маргарита, когда муж Игорь согласился пожертвовать хозяйством. Мари­на была уже готова. Она махом отучилась от центра занятости на парикмахерских курсах в Ишиме, мигом нашла кабинетик в здании Ильинской сельской администрации и с ра­достным предвкушением встретила первых своих клиентов. Скоро Марининой парикма­херской с красивым названием «Эстель» ис­полнится год. И за год она ни разу (тьфу-тьфу) не пустовала. Мастер-универсал Марина по­стригает женщин, мужчин, детей. Старается и… мечтает!

     Самое заметное в общении с Мариной – эти пресловутые искорки, они никуда не де­лись. «Я буду развиваться», – многообещаю­ще кратко и спокойно говорит баландинская бизнес-леди. Подружка по телефону уговари­вает: мол, зачем тебе эта деревня… Но Ма­рина, кажется, согласна со мной, что лучше в деревне быть кем-то, чем никем в городах. И между тем, всё с этой сельской красави­цей не так просто, трудно её до конца раску­сить. На моё предложение о том, что было бы, если бы эту жизнь повернуть назад, Ма­рина смеётся: «Это личный вопрос» – и я не продолжаю. Я случайно угадываю: «Хочет­ся… куда-нибудь в Париж?» Да, есть у Ма­рины мечта о Париже. Она над нею работа­ет, это видно. И знаете что? От Баландина до французской столицы, как мне уже кажется, не такое большое расстояние. Оно преодо­левается неизбежно, пока по-прежнему мер­цают многозначительные искорки в женских прекрасных глазах.

     


snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflakeWordpress snowstorm powered by nksnow