Опубликовано на: Вт, Июн 19th, 2018

На той войне он был солдатом

Поделиться этой

Восемнадцать лет прошло с тех пор, как я познакомилась с жителем Казанского района Евгением Гваем. Первый материал о нём появился в районной газете "Наша жизнь" в феврале 2000-го года. В то время Евгений только что приехал домой, вернулся из госпиталя после ранения, полученного в Чечне. Мы встретились. И он рассказал о себе, о своей службе. Тогда я ещё не знала, что этот симпатичный парень через несколько лет станет настоящим героем.

Ранен в Чечне

Рос Женя Гвай в Грачах. Деревенька эта очень красивая: небольшие улочки и переулки, с любовью убранные местными жителями, радуют всех, кто сюда приезжает. В центре деревни – красавица-школа, построенная для местных ребятишек. Грачи со всех сторон окружены лесом. Вольготно здесь и охотникам, и рыбакам. Люди в деревне живут хорошие, работящие.

Семья, в которой воспитывался молодой человек, состояла из пяти человек: матери, отца, Евгения, его младшего брата и сестры. Когда главе семейства Михаилу исполнилось 35 лет, он скоропостижно скончался. Внешне он был красивым: на артиста Ярослава Евдокимова похож. Мать вскоре уехала, а сыновья остались с бабушкой, которая вырастила и воспитала братьев. Женя окончил среднюю школу, поступил в Казанское СПТУ. Проучился там два года. Всё это время он мечтал служить в спецназе. А когда отправился служить, то сначала прошёл курс молодого бойца. Потом Женю и его товарищей распределили в знаменитую Софринскую бригаду.

Ещё четыре месяца молодые бойцы готовились к боевым действиям. Никто из командования и не скрывал, что скоро эти парни отправятся в одну из «горячих точек». Сначала был Дагестан, потом Чечня. Перед отъездом в Чечню солдат собрали в местном клубе, высказали напутственные слова. До Моздока летели самолётом, оттуда – «вертушкой» до посёлка Асхан-Юрт, что недалеко от Грозного.

В Чечне, куда прилетели русские парни, было сыро и холодно. Над посёлком тяжёлой кисеёй висел туман. Жили в палатках, питались сухим пайком. Не было чистой питьевой воды. Хотя об этом и думать было некогда. Всё как в страшном сне: день летел за днём. Иногда было страшно, особенно когда начинался обстрел. Часто было непонятно, кто стреляет: свои или чужие.

Прошёл месяц. И вот настоящее сражение: рота, в которой служил Евгений Гвай, получила боевое задание: принять участие в боях за взятие Грозного. Рота разведчиков, в которой служил Женька, ополченцы (чеченская милиция) и сапёрная рота должны были занять оборону в посёлке Старые Промыслы. Если всё окажется «чисто», российские войска продолжат окончательную зачистку. Вошли в посёлок, и тут же засвистели пули. Это был чеченский снайпер. Женя и его помощник стали стрелять в ответ. Было трудно определить, где затаился снайпер, а потому пришлось стрелять наугад. Но снайперская стрельба не прекращалась. Товарищ выстрелил из подствольного гранатомёта. Вдруг сзади разорвалась мина. Парням пришлось уйти с занятой позиции. Рядом – снова взрыв. Осколком от мины зацепило Женьку. И – темнота…

Всё остальное он помнит смутно, почувствовал только сильный удар. Упав на землю, долго не мог понять, что случилось. Потом почувствовал на груди тёплую липкую кровь. Боль пришла позже, но почему-то больше болела левая рука. Первое, что пришло в голову – мысль о смерти. Потом подумал: ни фига, ещё пожить надо. И только потом увидел Юрку, своего напарника, который и сказал Женьке, что тот ранен в грудь. Юрка расстегнул на нём бронежилет, китель, потом разрезал тельняшку и майку. Всё было в крови. Друг перевязал рану как смог. Шок не проходил. Мелкой дрожью трясло всё тело.

А в это время наши отступали с дальних улиц. Командир взвода, старший лейтенант, связался по рации, сказал, что есть тяжелораненый. В ответ передали, что троих убило, четверых ранило. Необходимо было время, чтобы пришла помощь. И старлей, и Юрик стали отстреливаться. А через полчаса появились две БМП, в которые погрузили раненных. В полевом госпитале Жене вынули из груди осколок (как оказалось, что он лишь на несколько сантиметров прошёл выше сердца), обработали рану, потом на самолёте отправили в Моздок, а затем в Реутово.

В госпитале Женя Гвай пролежал почти месяц. Молодой здоровый организм брал своё. Рана зажила, зарубцевались швы. А потом радостная весть: отпуск домой на сорок пять суток. Он приехал в Грачи, где мы с ним и встретились. Потом он вернулся в свою часть.

Памяти Евгения Гвая

Прошло 18 лет. Евгения Гвая не стало. Памяти нашего героя-земляка, воевавшего на территории Чеченской Республики, на здании техникума, где он учился когда-то, была открыта мемориальная доска.

Дальнейшая жизнь солдата сложилась непросто. Не так, как бы хотелось. Отслужил срочную, но остался служить по контракту. В бою совершил подвиг: спас от смерти своего боевого товарища. И снова госпиталь. Лечился, прошёл реабилитацию, и снова отправился служить по контракту в Грозный. На груди у Евгения Гвая отливали золотом его награды: два ордена Мужества, медаль «Защитнику Отечества», нагрудный знак «За отличие в службе» 2-й степени. Евгений – обладатель крапового берета.

После службы Е. Гвай вернулся домой, нашёл себе невесту, сыграл свадьбу. В семье родилась дочь. Но семейное счастье было недолгим: любимая жена скончалась. И его сердце не выдержало, остановилось…

Похоронен Евгений Гвай на кладбище села Казанского. Его жизнь была очень короткой, но память о простом русском парне останется в сердцах его земляков надолго.

Фото автора



Об Авторе

Оставить комментарий

You must be Logged in to post comment.